欢迎来到原中小学教育资源网!

俄语红楼梦第二十六回

红楼梦 时间:2018-06-18 我要投稿
【www.ruiwen.com - 红楼梦】

  Сюэ Пань смущенно улынулся。

  – Пои разери, ?Тань Инь? это или ?Го Инь??

  В этот момент вошел мальчик слуга и громко оъявил:

  – Госпоин Фэн。

  Баоюй сразу огаался, что это Фэн зыин, сын полковоца Божественной воинственнос

  ти Фэн Тана。

  – Сейчас же проси! – закричали все хором。

  ерез мгновение на пороге появился улыающийся Фэн зыин。 Гости вскочили, напере

  ой уступая ему место。

  – Зорово! – воскликнул Фэн зыин。 – Боитесь выйти за верь, устроили ома веселье!

  – Мы так авно вас не виели! – вскричали тут Сюэ Пань и Баоюй в оин голос– Как пож

  ивает ваш почтенный атюшка?

  – Благоарю, отец зоров, – ответил Фэн зыин。 – А вот мать схватила простуу, и ей нез

  оровится。

  Заметив ссаину на лице Фэн зыина, Сюэ Пань с улыкой спросил:

  – Опять порались? Вон как вывеску разукрасили!

  – Нет! Больше этим не занимаюсь! С тех пор как порался с сыном увэя! – ответил Фэн

  зыин。 – Да и зачем, соственно? то же касается ссаины, так это меня заел крылом с

  окол, кога мы охотились в горах Теваншань。

  – И авно? – поинтересовался Баоюй。

  – Поехали вацать восьмого числа третьего месяца, а вернулись позавчера。

  – Теперь понятно, почему я не виел вас третьего и четвертого числа в оме рата Шэня!

  – сказал Баоюй。 – Соирался спросить о вас, а потом как то заыл。 Вы оин езили? Или

  с атюшкой?

  – Ну как же ез атюшки? – произнес Фэн зыин。 – то нао рехнуться, чтоы ехать оно

  му и наживать сее неприятности! С каким уовольствием я выпил ы с вами вина и посл

  ушал песни! Впрочем, не ыло ы счастья, а несчастье помогло!

  Фэн зыин уже успел выпить чай, и Сюэ Пань пригласил его к столу。

  – Присаживайтесь и рассказывайте! – сказал он。

  – Мне и в самом еле очень хотелось ы с вами повеселиться, но, увы, не могу! Важное

  ело。 Я олжен его немеленно выполнить и оложить отцу。

  Как только не уерживали гости Фэн зыина! Наконец он с улыкой сказал:

  – Даже не верится! Сколько лет мы знакомы, и ни разу не прихоилось уговаривать меня

  пить。 Сегоня же случай осоый。 Но раз вы так настаиваете, я важы осушу ольшую ча

  шу и сразу уеу。

  На том и порешили。 Сюэ Пань взял чайник с поогретым вином, и Баоюй поставил ва к

  ука。 Фэн зыин, стоя, оним ухом выпил。

  – Расскажите хотя ы, что за несчастье вам помогло, – попросил Баоюй, – а потом езжайт

  е。

  – то неинтересно, – ответил Фэн зыин。 – Лучше я устрою угощение, приглашу вас, тог

  а и поговорим。 Кроме того, я хочу оратиться к вам с оной просьой。

  Он поклонился и сорался ухоить。

  – Вы нас заинтриговали! – промолвил Сюэ Пань。 – Еще неизвестно, кога мы ожемся п

  риглашения。 Рассказали ы лучше сейчас, чтоы нас не терзало люопытство!

  – Дней через восемь – есять непременно приглашу вас, – пооещал Фэн зыин。

  Все провоили его к воротам и, как только он уехал, вернулись к столу, выпили еще по ч

  арке и разошлись。

  Сижэнь межу тем уже стала еспокоиться。 Она ыла уверена, что Баоюй у отца, и не мог

  ла понять, почему он так олго не возвращается。 Кога же увиела Баоюя навеселе и усл

  ышала, ге он ыл, орушилась на него с упреками:

  – Хорош, нечего сказать! Тут волнуются, а он веселится как ни в чем не ывало! Хоть ы

  преупреил!

  – Я веь всега преупрежаю! Но сегоня пришел Фэн зыин, и я позаыл。

  В этот момент вошла Баочай и, услышав этот разговор, рассмеялась:

  – Ну что, отвеал рекостных яств?

  – Конечно, – засмеялся в ответ Баоюй, – но уж ты, сестра, наверняка попроовала первая

  Баочай покачала головой。

  – Вчера рат хотел меня угостить, – сказала она, – но я неостойна есть такие еликатесы

  и посоветовала ему угостить старших роственников。

  Служанка поала чай, завязалась непринужённая есеа。 Но о этом мы рассказывать не

  уем。

  Дайюй тоже очень еспокоилась。 Она слышала, что Баоюй еще с утра пошел к отцу и о

  сих пор не вернулся。 Лишь за ужином она узнала, что он уже ома, и захотела тотчас пой

  ти расспросить, что случилось。 Ия в сторону вора Наслажения пурпуром, она увиела

  впереи Баочай и послеовала за ней。 Но у моста Струящихся ароматов остановилась, зал

  юовавшись какими то пестрыми птицами。 Пока она стояла там, ворота вора Наслажен

  ия пурпуром заперли и пришлось постучаться。

  А нао вам сказать, что инвэнь и Бихэнь как раз пере тем рассорились, и инвэнь, стоя

  вшая во воре, услышав стук, решила отвести ушу:

  – Вечно шатаются зесь, не ают покоя!

  Стук повторился。 инвэнь, аже не спросив, кто стучит, в серцах закричала:

  – Все спят, прихоите завтра!

  Дайюй знала, что служанки Баоюя люят пошутить руг на ругом и, приняв ее за сво

  ю, нарочно не открывают。 И Дайюй крикнула:

  – то я! Открой!

  – Неважно кто, – не помня сея от гнева, ответила инвэнь。 – Второй госпоин не велел н

  икого пускать!

  Дайюй рассерилась, и в то же время ей стало оино。 Она хотела еще раз окликнуть ин

  вэнь, но разумала и принялась размышлять:

  ?Все тверят, что ом моей тети – мой роной ом, но я зесь чужая。 Защиты искать не у

  кого。 Ненаолго свила я сее в этом оме гнезо, и жаловаться как то неловко?。

  При этой мысли слезы заструились по лицу евочки。 Она стояла, не зная, как ыть, кога

  вруг услышала смех и голоса。 то разговаривали Баочай с Баоюем。

  Дайюй совсем расстроилась, но тут вспомнила о неавней размолвке с ратом。

  ?Он умает, я на него пожаловалась!。。 Да разве могла я? Ничего толком не разузнал и ве

  лел не впускать меня! А завтра, может ыть, вооще не пожелает меня виеть??

  Дайюй ыло очень ольно。 Она оиноко стояла в тени еревьев, хотя мох уже залестел о

  т холоной росы и свежий ветерок проежал по орожкам саа。 Не выержав, евочка го

  рько заплакала。

  Вы уже знаете, что Дайюй от прироы ыла наелена реким изяществом и красотой。 А п

  лакала она так жалоно, что аже птицы, устроившиеся на ночь в ветвях ив и среи цвето

  в, разлетелись。

  Поистине:

  Бесчувственная у цветов уша,

  их евичья не трогает кручина,

  А птицы крепко спали в час ночной –

  и вруг вспорхнули! Значит, – есть причина。

  О этом же говорится и в ругом прекрасном стихотворении:

  Она – итя, оъятое печалью, –

  наелена красою и умом。

  А все она в тени цветов скучает,

  уйя из шелком лещущих хором…

  Но плач кога послышался евичий,

  нарушив на мгновенье тишину,

  веты к земле утоны приклонили,

  взметнулись птицы, взмыли в вышину。

  Вруг Дайюй услышала скрип。 Она оернулась и заметила, что ворота ворца Наслажен

  ия пурпуром распахнулись и кто то вышел оттуа。

  Если хотите узнать, кто это ыл, прочтите слеующую главу!

热门文章